Международный форум «Технологии безопасности – 2007» на выставке "Крокус-Экспо" (Москва)

Круглый стол «Вступление России в ВТО и рынок деловой разведки», 7 февраля 2007 года

Тезисы выступления Кузнецова С.В.

Опубликовано с сокращениями в журнале "Бизнес-разведка" № 1, 2007 (№24), http://www.amulet-group.ru/page.htm?id=667

Если понимать под деловой разведкой легальные расследования и аналитическую работу по открытым источникам, то рынка деловой разведки в России не существует. Есть спрос и предложение разного рода охранных и по сути околокриминальных услуг. Основной поток заказов в известные мне фирмы идет на сбор компромата.

При вступлении в ВТО надо обратить внимание на отсутствие антидемпингового законодательства (равно как и перспектив его появления в скором будущем). Приход на российский рынок безопасности крупных международных игроков может угрожать серьезным, «под ноль», демпингом с их стороны, особенно в первые несколько лет. Известны зарубежные банки, предоставляющие своим филиалам работать на новых рынках без прибыли многие годы. Такой вариант развития событий нельзя исключить и на рынке деловой разведки.

Уровень лоббизма зарубежными корпорациями в Федеральном собрании таков, что трудно надеяться на появление закона, который бы поставил барьер перед демпинговой стратегией западных конкурентов. К сожалению, отечественное бизнес-сообщество настолько разобщено, что собрать интеллектуальный и финансовый пул для противостояния этой стратегии не представляется возможным в обозримом будущем. За исключением нескольких отраслей, которые успешно лоббировали переговорный процесс с ВТО, все другие сферы российской экономики после вступления в ВТО могут серьезно пострадать.

Предполагаю, что законодательство по конкурентной разведке не появится вообще, поскольку конкурентная разведка – всего лишь одна из разновидностей того, что за рубежом называют «open source intelligence» (разведка по открытым источникам). Российское законодательство пишется «по Монтескье», т.е. отражает сиюминутные настроения и финансовые потоки вокруг законодательного органа. Нет заказчика - нет закона. В результате не нарушать таким образом принятые законы  просто нельзя. Например, направляя почтой письмо за рубеж, мы нарушаем законодательство об охране культурных ценностей, поскольку на каждую марку требуется разрешение Министерства культуры. То же самое относится к персональным данным. Любой кадровик, если следовать букве закона, уголовник-рецидивист. Действующий вариант закона о персональных данных следует рассматривать как еще один рычаг правоохранительных органов для дополнительных поборов и прочей хозрасчетной деятельности.

Коррупционность, зависимость наших судей от властей, от т.н. «заносящих», известна. Если конкурентам понадобиться «прибить» конкретную российскую компанию, работающую в сфере деловой разведки, то сделать это будет не сложно, поскольку бизнес у нас почти сплошь «серый», а законодательство оставляет практически неограниченную свободу усмотрения судам.

Что касается перспектив выхода на зарубежные рынки, то наши компании, специализирующиеся на деловой разведке, едва ли смогут со своим опытом успешно там работать. Все дело в маркетинге, знании меналитета зарубежных заказчиков и требуемой высокой деловой репутации. Реально выходить и работать можно только на рынках стран-членов СНГ. Единственное, что можно будет сделать – подыскать себе за рубежом сильного партнера, который своей репутацией прикроет работу с крупным заказчиком.

Иностранные компании даже на внешних рынках стараются работать с известными им фирмами (например, Дан энд Брэдстрит или Group4) и избегать криминала, тем более в неизвестном им исполнении. В этой связи российские игроки этого "рынка" должны искать сильных зарубежных партнеров, менять систему менеджмента, развивать информационно-технологические и поисково-аналитические навыки персонала и стоить собственные корпоративные хранилища. Неизбежно возрастет спрос на внутренние услуги проверки делового партнера (due diligence), возможен и аутсорсинг таких услуг. Вероятна утечка мозгов и кадров российских игроков рынка безопасности и деловой разведки в иностранные компании любого профиля с более высокой корпоративной культурой.

Есть и другая проблема: она связана с низкой юридической культурой работы наших фирм. Соблюдение персоналом компаний действующих законов далеко от идеала. Значительная часть людей, приходящих в бизнес-разведку из правоохранительных органов, приносят с собой цинизм и низкую юридическую подготовку. В отличие от серьезных иностранных коллег практически ни одна российская компания не выдает информационный документ, который был бы приемлем в судах. Вместо отчетов предъявляются некоторые устные соображения, опирающиеся на нелегально полученные базы данных, наружку, прозвонку, прослушку и прочие не совсем правомерные и этичные методы. Мне приходилось заниматься проверкой юридической чистоты и этичности работы консультантов в корпоративных структурах по бизнес-разведке. Положение, мягко говоря, далеко от идеала.

Я предполагаю, что предстоящий выход на иностранных игроков и растущий прессинг со стороны правоохранительных организаций потребует серьезной правовой переподготовки персонала компаний, занимающихся деловой разведкой, усиления в первую очередь юридических служб. Исследования, отчеты, которые готовятся для заказчика, в идеале должны быть приемлемыми для предъявления в ходе судебного регулирования, особенно, если речь идет о конфликте между хозяйствующими субъектами.

Любой отчет, подготовленный одним специалистом, как правило, слаб. Аналитические отчеты должны готовить проектные группы. Их преимущество в многостороннем подходе к изучаемому вопросу, в возможностях произвести более конкурентоспособный материал, нежели отчет одиночки. Я уверен, что фирмы с низкой корпоративной культурой управления уйдут с рынка безопасности. В разведку лучше ходить командой...

У нас очень низкая культура управления и низкая производительность труда. Если с производительностью можно как-то повысить, внедряя новейшие технологии, то культура управления на многие годы останется серьезной проблемой. Это, прежде всего, проблемы внутри самих компаний, в том числе проблема лояльности аналитиков, когда ценного сотрудника можно переманить через Кадровые агентства на фирму конкурента.

Очевидно, что иностранные заказчики потребуют от российских предприятий сферы безопасности и деловой разведки чистой и этичной работы и результатов, приемлемых для работы в российских и иностранных судах. Я вижу неизбежное усиление юридической и этической компоненты работы в области деловой разведки, в частности, в области сбора приемлемых в судебном состязании доказательств и недопущения различных форм недобросовестной конкуренции, в том числе ненаказуемых. Это потребует создания и усиления юридических служб и переподготовки всех аналитиков и оперативных работников в области юриспруденции.

Особое внимание нужно обратить на вероятное изменение после вступления России в ВТО уровня защиты интеллектуальной собственности и тот факт, что последние 15 лет заметная доля российских патентов (более 60% в 2005 годы) получена иностранными правообладателями на российские технологии, в том числе двойного назначения. Возрастают технологические и патентные риски практически любого российского предприятия производственного профиля (особенно может пострадать ВПК). Это гарантирует возрастание спроса на услуги патентной разведки, в частности, с целью оспаривания заградительных патентов. Для справки, заградительный патент берется для обеспечения остановки производства настоящих и потенциальных конкурентов. Патентными исками сейчас могут быть прекращены практически все российские производства. Вероятен заметный рост интереса к созданию аналитических служб, подготовке изобретателей и услугам технологического консультирования (изобретения на заказ).

По мнению аналитиков мэра Москвы 90% российских предприятий испытают негативные последствия вступления России в ВТО и лишь малая их доля сможет адаптироваться к условиям глобальной конкуренции. Региональные предприятия пострадают в большей степени. Кроме отдельных высокотехнологичных и сырьевых компаний, ориентированных не только на внутренний рынок, пострадают практически все. Выход конкретных предприятий - изменение системы управления и повышение конкурентоспособности. Возрастет спрос на переподготовку топ-менеджеров и персонала аналитических подразделений и консультационные услуги в области реорганизации бизнеса. В этой связи возможно вялое возрастание спроса на внешние услуги деловой и конкурентной разведки.

Некоторые эксперты прогнозируют, что работа резидентов РФ после вступления России в ВТО будет относительно облегчена за счет административного ресурса и высокого уровня коррупции, роль которых в процессе вступления будет снижаться. Мне видится, что никаких существенных изменений в ближайшие 20-30 лет не предвидится, так что нерезидентам работать в условиях российского беспредела и после нашего вступления в ВТО будет достаточно сложно.